Спасибо, вы подписаны на новости

Закрыть
Театр
22 апреля

В Ростове для премьеры "Тихого Дона" изготовили 3000 колосьев

В дни шолоховского юбилея Ростовский академический театр драмы имени Максима Горького представляет премьеру по роману Михаила Шолохова "Тихий Дон". Возвращение романа великого русского писателя, лауреата Нобелевской премии Михаила Шолохова в 110-ю годовщину со дня его рождения и в Год литературы должен стать главным событием театрального сезона, посвященного отечественной драматургии.

В дни шолоховского юбилея Ростовский академический театр драмы имени Максима Горького представляет премьеру по роману Михаила Шолохова "Тихий Дон". Возвращение романа великого русского писателя, лауреата Нобелевской премии Михаила Шолохова в 110-ю годовщину со дня его рождения и в Год литературы должен стать главным событием театрального сезона, посвященного отечественной драматургии.

Мы встречаемся с Александром Пудиным, художественным руководителем театра, заслуженным деятелем искусств России, накануне премьеры. Александр Иванович на подъеме, он просто дышит уверенностью, что все получится.

Созданию спектакля предшествовало множество интриг. Откуда-то из глубины сибирских просторов был приглашен на Дон в качестве режиссера художественный руководитель Иркутского академического драматического театра им. Н. Охлопкова Геннадий Шапошников. Как это получилось?

Александр Пудин: Желающих было много: и народные артисты России, и лауреаты "Золотой маски", все из себя маститые и именитые, но нас преследовали несовпадения: кто-то предлагал сделать постановку позже, кто-то, хоть и мастер, но подостывший. Когда кандидатур не осталось, стали искать сами по всей стране. Изучали отзывы, мониторили сайты театров. Геннадий Шапошников тоже лауреат "Золотой маски".

На самом деле для нас даже не это было критерием отбора. Нужен был режиссер, в судьбе которого была бы работа, отчасти сопоставимая с "Тихим Доном". У Шапошникова был успешный "Колчак" с Тараторкиным в главной роли. Все, кто знает этого режиссера, отмечают его посекундную работу над ритмом постановки, его умение найти метафору, которая взрывает сцену. Он прекрасно слышит музыку, активно участвует в процессе работы над декорацией, костюмами… Шапошников видит картину в целом и в то же время ищет деталь или образ, которые разворачиваются в художественную метафору. Звезды сошлись: Геннадий, оказывается, проворачивал в уме этот материал в течение уже нескольких лет. Ему очень интересно ставить "Тихий Дон". Хотя более трудной, более невероятной работы, чем перевод романа на язык театра, трудно себе представить. Но у Шапошникова за спиной "Последний срок", "Прощание с Матерой" Валентина Распутина, "Прошлым летом в Чулимске" Александра Вампилова. Все его спектакли - эталон русских традиций.

Другая интрига - чем же новая постановка отличается от предыдущих? Ведь нет ничего более трудного, чем пытаться сделать то, что хорошо сделали до тебя. А "Тихий Дон" 1975 года получил Государственную премию РСФСР.

Александр Пудин: Еще в 30-е годы народный артист Юрий Завадский, руководя театром в Ростове, хотел поставить монументальный спектакль к 20-летию революции. Но Михаил Шолохов спросил тогда: "Кто будет переделывать роман для сцены?

Я, к сожалению, переделкой заняться не могу". В итоге замысел не осуществился. "Тихий Дон" на сцене ростовского театра впервые появился к 70-летию Шолохова, сорок лет назад. В главных ролях были Петр Лобода, Аристарх Ливанов, Людмила Лымарь, Михаил Бушнов. Были еще две питерские постановки. Но это все же было другое время. 1977-й, Георгий Товстоногов. Тогда над режиссурой довлели догматы, тогда еще строили коммунизм... Там нет деда Гришаки, он тогда был ненужный, с его Библией и цитатами из нее. У нас другой "Тихий Дон". Современный. Пьесу написал профессиональный драматург, а не режиссер-постановщик спектакля, как это часто происходит на практике. Владимир Малягин умеет работать с прозой классиков, в Московском академическом театре им. Маяковского с успехом идут его "Братья Карамазовы" по Достоевскому, "Мертвые души" по Гоголю и другие постановки. Он сумел в трехчасовое действие "Тихого Дона" вытащить главное. Когда же я увидел, как с этой пьесой начал работать Шапошников - широко, мазками, как сеятель, уверенность в успехе только окрепла. Ушел страх, когда вскакивал ночью в ужасе, что не успеем, что нас ждет провал…

Шапошников не расстается с двухтомником, и там по тысяче закладок. И у актеров такие же. Он практически не держал труппу "за столом": пришел, включил музыку - и пошла работа. Сразу на сцене - с мощной музыкой, с декорациями, реквизитом. С первого дня. Новое прочтение романа сегодня актуально не только в связи с юбилеем Шолохова. Это не датский спектакль! События, которые в нем происходят, созвучны тому, что творится сейчас на юго-востоке Украины. И тема та же: как избежать самого страшного - раскола гражданского общества. Мне кажется, вести главную линию будет прежде всего печаль и боль о судьбе донского казачества, и тень беды, случившейся на Дону в начале прошлого века, будет довлеть над нашими героями. И чем чище и красивее их чувства, тем на этом фоне трагичнее судьба народа.

Долго сохраняли интригу, кто же сыграет главных героев. Нашли ли в ростовской труппе своих Григория и Аксинью?

Александр Пудин: На самом деле с главными героями не было проблем. Вопросы были вначале - есть ли в театре Аксинья, Григорий? Но, мне кажется, они возникали оттого, что у многих в памяти были киношные стереотипы. А в принципе, если присмотреться, почему Катя Березина не могла быть Аксиньей? Могла! И внутреннее содержание, и горячность эмоций, и понимание судьбы своей героини - все есть. Сегодня мы видим, что она по-своему очень хорошая Аксинья. У нее, кстати, в этом году юбилей, десять лет на сцене театра имени Максима Горького. Харизматичного, мятущегося Гришку играет Роман Гайдамак, выпускник Санкт-Петербургского университета культуры и искусств. В ростовском театре работает он с 2008 года и запомнился ролью Григория Незнамова в пьесе Островского "Без вины виноватые", учителя танцев в спектакле "Загнанная лошадь" по произведению Франсуазы Саган. Он молодой и одаренный, как и Екатерина, актер. Конечно, в их жизни будут еще и еще роли, но Аксинья и Григорий - это уже судьба.

Мне кажется, что вам кажется, что вы не ошиблись с выбором Шапошникова.

Александр Пудин: Работать с Шапошниковым нравится всей труппе. Его творческий и профессиональный подход к делу, мировоззрение, строгость, организованность. Все просто дышат одной грудью. Геннадий знает, что делает, куда ведет. Обычно режиссер пробует: а давайте сделаем так, а теперь так, нет, не оттуда, а из другой двери. Этот режиссер знает точно откуда. И когда. У него очень объемные, многослойные сцены. И за первым планом может одномоментно работать другой план. И герой может прибывать из другой сцены, и это связуется символами или музыкой. Получается широкое объемное полотно. Не скрою, местами просто завораживает.

Очень хочется думать, что после такого "Тихого Дона" можно говорить о новом течении в отечественной режиссуре. Что-то похожее на живое кино. Наша удача, что с театром согласился работать известный композитор Алексей Шелыгин, автор саундтреков к таким фильмам, как "Бригада", "Глухарь", "Офицеры". Сейчас его музыка звучит в сериале "Однажды в Ростове", но это совсем другая музыка. На каком-то этапе Шапошников, проезжая через Москву, заехал к Алексею в студию, а потом звонит мне среди ночи: "Я окрылен! Я слушал музыку шелыгинскую, это совершенно то, что нужно!" И он прав, она очень органична и духоподъемна, она традиционна и чувственна, задевает самые тонкие душевные струны.

И у нас удивительный художник-постановщик Виктор Герасименко, у которого неделю назад была мировая премьера по последней части мессы Dona Nobis Pacem Баха, что в переводе означает "Даруй нам мир!" на сцене Большого театра.

Мне нравится, что "Тихий Дон" объединил весь наш коллектив. Бывают в жизни счастливые моменты, когда люди начинают дышать одним воздухом, думать одинаково и делать одно дело. Над спектаклем самоотверженно работали бутафоры, поделочные и пошивочные цеха. Без перерывов, выходных, выклеивая подсолнухи и поля пшеничные, и землю, выжженную войной. Во всех коридорах театра лежали куски щитов - "земли", которую наши герои на сцене поливают своей кровью. В процессе подготовки спектакля одной только камышовой одежды сцены изготовили 420 квадратных метров - хватило бы на целый хуторок. В Вешках собирали краснотал и плели плетни для декораций. Девять тысяч метров веток на это ушло. На сцене обозначен и великий Дон - и в 3D-исполнении, и в бассейнах с живой водой и настоящей рыбой. Перематывали нити для подсолнухов - более 400 голов, три тысячи колосьев для безбрежного донского поля. Шинели, шашки, винтовки закупили готовые, настоящие. Пулемет оказался очень дорогой. Но наши мастера сделали ничуть не хуже, чем за 120 тысяч рублей.

И года не прошло с момента, как вы стали художественным руководителем Ростовского театра драмы, с 15 июня 2014. Вам выдался высокий старт: вы пришли в Год культуры, сейчас наступил Год литературы, в этом же году 80 лет зданию драматическому театру имени Горького, 110 лет великому Шолохову. Как с этим справляетесь? Вам повезло?

Александр Пудин: Повезло. В жизни моей так получается, что готовые места, где все уже отлажено, судьба мне не дарит. Когда приходил в Мордовский национальный театр, в первые месяцы работали в подвале, и надо было что-то предпринимать, чтобы вытащить его оттуда. Сейчас театр в прекрасном здании, даже Путин приезжал и открывал наш Мордовский национальный театр. Когда стал руководителем главной республиканской газеты, тоже во многом начинал с нуля, а точнее, с трех тысяч экземпляров тиража, который нужно было поднять, придумать и сделать массовый еженедельник, пробудить интерес к газете в целом. И вот третья руководящая работа.

Вдобавок к трем ответственным датам я попал в ростовский театр в разгар ремонта. Так совпало, что Минкультуры России выделило средства на объект культурного наследия федерального значения. У меня на глазах снимали полы, рушили стены и снимали бетон, плитки, гранит, шлифовали мраморные лестницы. В итоге театр преображается, приобретает красивый праздничный вид.

Я благодарен судьбе за то, что нахожусь в Ростове, в театре, в этом здании. Здесь совершенно удивительная атмосфера, которую не удалось разрушить даже фашистам в годы войны. Сдавая город, они взорвали театр, осталось полздания - был на 2500 мест, теперь на 1200. Тем не менее я ощущаю ту атмосферу, которая зародилась здесь в 1936 году, когда театр открывался, когда приехал Юрий Завадский со своей труппой из театра Моссовета. Поэтому невозможно не чувствовать, что за твоей спиной, как любила повторять мой учитель Людмила Ивановна Швецова, стоят титаны, и стоя на их плечах можно далеко и многое видеть. После труппы Завадского здесь работали многие замечательные режиссеры: Юрий Еремин, Александр Славутский, Георгий Кавтарадзе, Кирилл Серебренников и, конечно, Николай Сорокин, посвятивший нашему театру всю свою жизнь.

Какие ваши ближайшие планы?

Александр Пудин: Сразу после майских праздников, 16 мая, впервые сделаем вседонскую премьеру "Тихого Дона" на Театральной площади. На улице будет установлен большой экран, на который будет проецироваться спектакль, идущий в зале. В этот вечер у труппы будет два грандиозных поклона - на сцене театра и на площади. В июне намечена премьера "Пигмалиона" Бернарда Шоу в постановке народного артиста России Сергея Яшина, а в новом сезоне хотелось бы поставить Салтыкова-Щедрина, Горького - "Фому Гордеева", продолжить работу на Экспериментальной сцене с молодой драматургией и режиссурой и сделать постановку, перекликающуюся с "Тихим Доном", чтобы нынешний спектакль стал частью дилогии.

Вы почти год живете на Дону. Принял он вас? А вы его? Вы рассказывали, как друзья шутили: "С Дона выдачи нет". А как настроены вы - оставаться?

Александр Пудин: У меня брошенный дом в Мордовии. Новый совершенно. Деревянный, теплый, замечательный. Вокруг сосновый бор и красота. По этому дому я скучаю. Когда уезжал работать в Москву, думал, неделю в столице буду, неделю на родине. В Ростове у меня контракт на два года. На больший срок сам не хотел, я щепетильный - вдруг не понравлюсь, не сложится. Но работа в прославленном театре, совместное творческое созидание, коллектив - все это, естественно, захватывает. И, конечно, я с огромным уважением отношусь к донской земле, истории и людям края. Любимый мною писатель Фазиль Искандер среди прочих условий, необходимых человеку для счастья, называет условие его угнезденности. На Дону человек угнезден, он корнями и кровью врос в свою родную землю, может, поэтому и столь трагичен гениальный роман "Тихий Дон"? Мне кажется, во многом поэтому, а не из-за вывертов вольного казачьего характера или капризов судьбы.

Григорий и Наталья Сцена из спектакля 3

Сцена из спектакля 4 

 Сцена из спектакля 2 Сцена из спектакля

Интервью вела Лариса Ионова. Фото - Виктор Погонцев.