Спасибо, вы подписаны на новости

Закрыть

ВЫБЕРИТЕ БИЛЕТНОГО ОПЕРАТОРА:


Купить билет
Театр
04 августа

В ДРАМТЕАТР ПРИШЕЛ ХУДРУК «СО СВЯЗЯМИ»


СЕГОДНЯ, ОДНАКО, НОВЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ПОНИМАЕТ: ЕСЛИ НЕ БУДЕТ ХОРОШИХ СПЕКТАКЛЕЙ, ТО И СТОЛИЧНЫЕ ЗНАКОМСТВА НЕ ПОМОГУТ!

Как уже сообщала наша газета, директором и художествен­ным руководителем Ростовского академического театра дра­мы имени Максима Горького назначен заслуженный деятель искусств России А.И. Пудин. С ним подписан двухлетний кон­тракт. Корреспондент «Вечернего Ростова» Сергей Простаков встретился с Александром Ивановичем, чтобы узнать о пла­нах нового директора и худрука, да и о нем самом.

Известно, что когда-то вы руководили театром в Мор­довии, написали много пьес... И это, пожалуй, все! Хочется каких-то подробностей...

- С 1989 по 1995 год я дей­ствительно являлся художествен­ным руководителем и директором Мордовского национального те­атра. Это были годы, когда при­ходилось постоянно ходить по инстанциям и «выбивать» все, вплоть до тканей на костюмы героев постановок. Сложные вре­мена, но отличная возможность для того, чтобы набираться опы­та. Наш театр быстро стал попу­лярен у зрителей.

- А потом началось «свобод­ное плавание»?

- У меня всегда так происхо­дило. Какое-то время я работал на одном месте, а потом - «на вольные хлеба». Кстати, в мини­стерстве культуры Ростовской об­ласти, когда знакомились с моей биографией, тоже интересовались: с чем связаны такие перерывы между местами работы? Пришлось объяснять: я творческий человек. И когда увольняюсь с какой-то должности, то не просто сижу дома. Беру паузы для того, чтобы писать пьесы и книги. Тружусь на одном месте лет пять, а потом необходим перерыв.

- К нам в Ростов тоже пла­нируете лет на пять?

- Нет, в Ростове все иначе.

На ближайшие два года со мной заключен контракт, но для себя я определил: идеальным сроком будет лет восемь-десять. Если, конечно, я устрою ваш город...

- Почему вы вдруг решили вернуться в театр? Ведь в по­следний раз должность худрука вы занимали почти двадцать лет назад...

- В 1995-м я и сам думал, что вряд ли снова возглавлю театр. Это организм тонкий, неровный, нервный... Но сейчас, оглядыва­ясь назад и размышляя о том, что из сделанного имеет для ме­ня ценность, прихожу к выводу: именно те годы. Не то время, что я работал редактором республи­канской газеты «Известия Мордо­вии». И тем более не мой опыт государственной службы.

- Вы были еще и чиновни­ком?

- Я работал пресс-секретарем главы Республики Мордовия. По­том стал советником заместите­ля председателя Государственной Думы. Моя «крайняя» должность - советник вице-спикера Госу­дарственной Думы.

- А почему ушли? В Госдуме плохо кормят?

- Нет, кормят там хорошо. Просто приходит время оглянуть­ся назад и решить, что для тебя ценно, а что - нет. И, повторюсь, именно театр оказался самым главным и значимым. Я ведь от него никогда далеко не отходил. Писал пьесы, которые ставились, сам участвовал в спектаклях, бывал на многих столичных пре­мьерах. Полтора года назад по­ставил сказку на мордовской сцене.

- В Ростов вы приехали как «крепкий хозяйственник» или все-таки как творческий руко­водитель?

- В первую очередь я - худо­жественный руководитель. Понят­но, что хозяйственные вопросы придется решать ежедневно, но мне нравится работать с труп­пой, приглашать режиссеров, организовывать поездки на фес­тивали. И при этом я спокойно могу обсуждать наличие лампо­чек, гвоздей или туалетной бу­маги.

- Обычно руководители теат­ров делятся на две группы: де­мократы, старающиеся «дру­жить» с актерами, и «деспоты», которые руководят жестко. Вы кем планируете стать?

- Я слышал, что ушедшего из жизни весной прошлого года Ни­колая Евгеньевича Сорокина туг все звали «папой», хотя и немно­го побаивались. Не знаю, стану ли я вторым «папой», да и нужно ли это... Я всегда старался нахо­дить с людьми общий язык, на­сколько это возможно. Скандалы - не мое. Накричать я вряд ли сумею. Но требовать и тыкать носом в недоделки - могу. И в театре это уже поняли.

- Сложился определенный круг режиссеров, которые ста­вили спектакли на сцене драмтеатра. Вы продолжите с ними сотрудничать? Или будете при­глашать тех, кто вам ближе?

- Если идти по пути приглаше­ния знакомых, то два года жизни на это тратить не имеет смысла. Хочу приглашать тех, чьи идеи будут оригинальными и новыми для города, а их постановки - достойными того, чтобы везти их на гастроли в Москву или Питер, а возможно, и за рубеж. Да, сей­час в Ростове ставит спектакль Сергей Арцыбашев, постановщик моей первой пьесы, человек, с которым дружу много лет. Я учил­ся на втором курсе Московского литературного института, он - на втором курсе ГИТИСа. С тех пор мы общаемся. Но сейчас он еще и народный артист России, и об­ладатель Государственной пре­мии. один из лучших российских режиссеров. У меня много друзей-режиссеров, которые мне и на кусок хлеба помогали зарабо­тать, когда был голодным драма­тургом. Но я не сторонник отда­риваться: мол, ты мне помогал, теперь приезжай у меня подкор­мись! Для меня это неприемле­мо. Поэтому хочу приглашать се­рьезных постановщиков, которые известны в масштабах страны. Постараюсь выйти и на молодых, дерзких. С современным язьком, свежими взглядами на жизнь...

- А старыми связями плани­руете пользоваться для того, чтобы укрепить положение те­атра?

- Думаю, что когда меня отсматривали на эту должность, связи тоже имелись в виду. Они не отомрут на новой должности. И грех не пользоваться возмож­ностями, если можно и труппу в Москву свозить, и какой-то грант получить. Но нужно предлагать хороший продукт. Иначе никакие знакомства не помогут.

- А сами планируете что-то поставить на ростовской сцене?

- Пока нет. Если со мной про­длят через два года контракт, то, может быть, и задумаюсь - же­лание ставить у меня есть. Но я, честно говоря, боюсь: если мой спектакль понравится и бу­дет принят, то могут начаться разговоры типа «а зачем нам кто-то еще»... В труппе всегда найдутся два-три человека, ко­торые могут подбросить такую мысль первому лицу. На подоб­ные разговоры можно повестись. Тогда и приглашенных режиссе­ров больше не будет...

- Боитесь оказаться падким на лесть?

- Надеюсь, что буду оставать­ся благоразумным. Но поймать кайф от процесса очень легко. Управлять большим, серьезным делом - чрезвычайно увлекатель­но. Подобная работа вдохновля­ет, и я могу отказаться от такой возможности.

- Вмешиваться в работу при­глашенных режиссеров пла­нируете?

- Безусловно! Я готов об­суждать, спорить, доказы­вать. Приглашая режиссе­ра, в первую очередь буду оговаривать, что ставить следует те спектакли, кото­рые нужны Ростову-на-Дону. Сейчас у театра неплохой репертуар. На нем, навер­ное, даже можно деньги за­рабатывать. Но если гово­рить о гастролях в Москве, то начинаешь думать: а что именно мы можем пока­зать? Вроде все есть, а ничего оригинального. С учетом этого и нужно строить репертуарную по­литику.

- Вас устраивает труппа? Пла­нируете какие-то изменения? Может быть, с кем-то попрощать­ся, кого-то нового пригласить?

- Труппа не очень большая для академического театра: с кем здесь прощаться? Наоборот, возвращается народный артист РСФСР Игорь Александрович Богодух. Позвонил ему на второй день работы. Мы встретились, и я попросил его вернуться в те­атр. Он лишь спросил: речь идет о разовой постановке или на постоянной основе? Я ответил, что хотел бы видеть его в труп­пе. И сейчас он уже репетирует в новом спектакле.

- Вы уже понимаете, какие перемены необходимы театру?

- Если средства будут позво­лять, то постараемся пригласить новых героев и героинь. Буду думать и об околотеатральном пространстве. Одной из задач станет заработок денег для труп­пы. После моего назначения мы обсуждали с актерами наши планы. Очень много было вопро­сов о сохранении определенных льгот, о росте зарплат. Я честно сказал: сокращать ничего не бу­дем, не для этого я сюда при­шел. А вот рост зарплат - толь­ко после анализа итогов года. Если сможем заработать, то по­стараюсь, конечно, увеличить доходы артистов. Так что «птич­ка вылетела»: теперь надо ду­мать, как выполнить обещание...