Спасибо, вы подписаны на новости

Закрыть
Театр
04 апреля

Президент России потерял в Ростове-на-Дону свой ядерный чемоданчик

Владимира Путина звали на премьеру спектакля по пьесе-анекдоту Юрия Полякова, «он обещал, но пока не пришел».

1 апреля у президента России украли ядерный чемоданчик. Вот только главу государства звали Валентина Валентиновна, а действие происходило на сцене Ростовского академического театра драмы им. М. Горького. Над комедией «Чемоданчик» работали известные режиссеры: лауреат Национальной театральной премии «Золотая Маска», художественный руководитель московского «Театра на Покровке» Геннадий Шапошников и народный артист России, лауреат премии города Москвы Сергей Яшин. Автор пьесы, писатель, публицист и драматург Юрий Поляков лично присутствовал на премьере. Сразу же после спектакля он согласился ответить на несколько наших вопросов.

Президент России потерял в Ростове-на-Дону свой ядерный чемоданчик
фото: Олег Фочкин

— Так совпало, что в эти дни в Вашингтоне проходит саммит по ядерной безопасности. А что вас натолкнуло на написание пьесы со столь необычным и смелым сюжетом?

— Я обещал новую пьесу Московскому академическому театру сатиры, где у меня много лет идет «Хомо Эректус». Совершенно случайно в голову пришел сюжет о том, как украли у президента ядерный чемоданчик. Писал эту пьесу я год назад. Как раз в апреле я отдал в театр первый вариант комедии. Премьера состоялась в декабре, а это уже вторая постановка. Но она совершенно другая, мне она очень понравилась. Когда видишь, как зал принимал спектакль, становится понятно, что зритель соскучился по таким постановкам. Надо сказать, что у нас не пишут критическую сатиру. А я считаю, что у нас достаточно свободная страна, чтобы такая пьеса была поставлена. Кстати, я пригласил Владимира Путина на премьеру, он до сих пор еще не пришел, но обещал.

— Как вы думаете, он оценил бы спектакль? Сатира у вас довольно резкая…

— Да, он человек с чувством юмора. Я считаю, что русский писатель должен говорить о том, что ему не нравится, что его раздражает, что ему смешно в современной России. Он может делать это напрямую, а не из Вильнюса, или из Америки, или еще откуда-то. Я понимаю, были советские времена и было действительно нельзя. Мои первые повести «ЧП районного масштаба», «Сто дней до приказа» запрещали, не печатали. Но сейчас-то можно. Получается, что люди, которые не пишут такие вещи, говорят, что их не пропустят. Но вы вначале напишите. Вот ведь поставили мою пьесу. И не только в Москве, теперь вот — в Ростове. Я думаю, и дальше будет эта вещь идти. Мне очень понравилось режиссерское решение, совершенно в другой стилистике поставлено, нежели в Москве. И мне кажется, что современный драматург должен быть ближе к тем проблемам, которые волнуют людей. Сколько можно рассказывать истории про бомжей, которые делят шприц на помойке? Наша жизнь гораздо многообразнее. Если мы возьмем пьесы Горького, Чехова, то выяснится, что на самом деле они буквально повторяют дискуссии из газет, споры в политических верхах, среди интеллигенции. Они суперсовременные.

— СМИ заявили о готовящихся провокациях и информационных атаках против российского президента. Как вы считаете, для чего это делается и кто за этим стоит?

— Кому нужна сильная Россия? Она и в 1917 году никому не нужна была, и в 1941-м, и в 1991-м. И сейчас никому не нужна сильная Россия. Я целиком на стороне президента и его политики. Но я считаю, что вместе с правильным, на мой взгляд, внешним курсом надо расчищать авгиевы конюшни внутренней политики. В ней, к сожалению, много осталось от девяностых годов. Во времена дикого капитализма были полностью попраны здравый смысл и интересы простых людей. Не случайно ведь я и в пьесе «Чемоданчик» беру простую семью и сталкиваю ее с властью. Я хотел бы, чтобы наша внутренняя политика была такая же четкая и последовательная, как внешняя. Но пока, к сожалению, этого нет. И поэтому я выступаю как сатирик.

— Что вы считаете сегодня главным конфликтом современного общества?

— Я считаю, что это конфликт между обманувшими и обманутыми. Потому что в той или иной степени наше общество делится на тех, кто обманут, и тех, кто обманул. И в экономике (потому что не такую нам обещали экономику, когда разломали советскую), и в политике (не такую нам обещали демократию в 1991 году). Во многих областях. Это проблема. Но я считаю, что для того, чтобы что-то преодолеть, надо находить общий язык. А не ставить опять общество на грань конфронтации, столкновения. Это мы уже проходили, этого нам хватит.

— Многие сейчас рассуждают о том, что в маленьких европейских странах люди живут богато и благополучно, а мы в нашей большой России живем бедно и не столь комфортно. Как вы считаете, что препятствует этому?

— Я думаю, что если бы из маленьких европейских стран вывезли столько, сколько из нашей страны, по крайней мере с 1991 года (я уже и не говорю про 1917 год и другие периоды) по сегодняшний день, то в этих маленьких странах все друг друга от голода съели бы. Все упирается в это. Для того чтобы жить лучше, чем маленькие страны, у нас все есть. Нужно только, чтобы эти богатства доставались людям, которые живут в стране. А когда у какого-нибудь нашего министра или руководителя отрасли обнаруживаются вдруг пятимиллиардные счета за границей, да если еще умножить эти суммы на количество наших отставных министров, отраслевиков, олигархов и так далее, то можно просто диву даваться богатству и обильности нашей земли. Мне вспоминаются жуткие девяностые годы, когда пенсионеры и вовсе побирались. Мне есть с чем сравнивать. Но то, что наша внутренняя политика должна быть полностью нацелена на интересы народа России, — это совершенно очевидно. Собственно говоря, об этом я и пишу.

— В своих произведениях вы не раз поднимали тему русско-украинских отношений. И, как вариант решения конфликта, в повести «Демгородок» было предложено переименовать Украину в Русь, как это было при Рюриковичах, а Московскую область — в Залесскую Украину. А если говорить серьезно, каким вы видите решение сложившейся ситуации?

— Я об этом много писал, еще и в своей публицистике в 1990 году: о том, что тот курс, который взяла украинская национальная элита, ни к чему хорошему не приведет. Из-за этой политики они уже Крым потеряли. Он вернулся в Россию. Я считаю, что было бы правильно, если бы в Украине пришли к власти силы, которые поняли бы, что это многонациональная страна, где есть разные народы (потому что западные украинцы, украинцы Галичины и Донбасса — это разные народы). Это как фламандцы и французы в Бельгии. Их нельзя объявить одним народом. Попробуйте объявить фламандцев французами в Бельгии — и все, страны не станет завтра. Примерно то же произошло и в Украине. Конечно, в идеале это государство должно стать федеральным, где каждая часть страны живет по тем этническим, культурным и языковым законам, по которым хочет жить. Но если станет очевидно, что этот националистический бандеровский курс надолго, то нам ничего не останется делать, кроме как спасать русский мир в Украине, потому что его собираются уничтожить. Россия в ответе за русский мир и в Украине, и в Прибалтике — везде. Но я надеюсь, что в Украине все-таки возобладают здоровые силы и это будет нормальное федеральное государство, как и многонациональные европейские государства.

Беседовала Юлия Вершинина

Источник: mk.ru