Спасибо, вы подписаны на новости

Закрыть
Театр
29 мая

Плод Советско-болгарской дружбы

ПЛОД СОВЕТСКО-БОЛГАРСКОЙ ДРУЖБЫ

На сцене Ростовского академического театра драмы имени М. Горького готовится очередная премьера. Специально для этого болгарский режиссер Богдан Петканин снова приехал в наш город. Он решился на необычный эксперимент: перенести на сцену два фильма известного российского режиссера Николая Досталя.

- Вы уже в третий раз ста­вите спектакль на сцене ака­демического театра драмы имениМ. Горького. Чем же так приглянулся Ростов?

- Я уже в четвертый раз в южной столице России. Правда, первый приезд был связан с тем, что в качестве штатного ре­жиссера плевенского театра ста­вил на ростовской сцене наш репертуарный спектакль. А по­том уже осуществлял свои про­екты на вашей сцене. И «Ро­мео иДжульетта», и «Доходное место» держатся в репертуаре, привлекают зрителей. Второй спектакль, кстати, должны ско­ро повезти на фестиваль пьес Островского, который пройдет в Москве. И хотя каждый раз го­ворю «До свидания!», директор театра драмы Николай Евгенье­вич Сорокин успевает меня за­цепить новой идеей, и весной я снова возвращаюсь...

Да и отношения струппой у меня сложились замечательные. Это, наверное, и позволило ре­шиться на воплощение давней идеи. Хочу перенести на сцену сразу две картины вашего за­мечательного режиссера Николая Досталя: «Облако-рай» и «Коля - перекати-поле».

- Откуда вы так хорошо знаете наш кинематограф?

- В Болгарии по телевидению раньше часто показывали масштабные советские фильм о Второй мировой войне - с танками, самолетами. А по субботам можно было увидеть что-то менее «идеологически верное»: «Ассу», «Интердевочку»... И вот однажды я посмотрел ленту Досталя. Первые десять минут думал, что большей глупости ни­когда не встречал. Какой-то подъезд, кто-то выходит и вы­ходит, почти полное молчание -никаких диалогов! Но что-то меня увлекло. Когда я понял, о чем идет речь, то смеялся уже без остановки. Потом стало
очень грустно. И эта история за­помнилась на всю жизнь.

Я стал режиссером, а фильм так и жил во мне. Со време­нем понял, что там просто иде­альная драматургия. Ни в ка­кое сравнение не идет с со­временными пьесами, где из действующих лиц - «женщи­на на подушке» и «мужчина в одеяле» (конечно, это условно).

А Досталь сделал абсолютно театральный фильм, великолеп­ную комедию положений. Имен­но на этих принципах строится вся лучшая французская и ита­льянская драматургия...

- Можно уточнить: это вас приглашают в театр или вы предлагаете свои постановки?

- На этот вопрос нельзя от­ветить однозначно. Наверное, мои спектакли соответствуют репертуарной политике театра... Многие факторы должны сой­тись, чтобы режиссер приехал издалека. Так что сложно ска­зать, чья инициатива первична.

- Считается, что творцу пре­стижнее работать на Западе, а вас все на Восток тянет...

- Дабыл, был я в Западной Европе! Участвовал в фестива­лях и в Германии, и во Фран­ции. В нашем маленьком госу­дарстве отличная режиссерская школа, которой нужны площадки для реализации. Директор не­мецкого национального театра -болгарин. В Словении - то же самое. В питерском театре име­ни В.ф. Комиссаржевской много лет работает болгарский режис­сер Александр Морфов...

Есть три театральные стра­ны, в которых стоит работать режиссеру: Англия, Франция и Россия. А поскольку сам я - плод советско-болгарской друж­бы (у меня мама - русская) и язык знаю с детства, это стало одним из определяющих фак­торов.

- Говорят, что в Западной Европе театр более авангард­ный, а у нас тяготеет к клас­сике. Согласны с этим?

- Театр на Западе пошел по пути модернистских форм. В этом нет ничего плохого, но режиссеры становятся залож­никами принципа: получаются заумные, сложные для восприя­тия спектакли. Мне ближе клас­сический театр. И постановки, схожие с музыкой Моцарта, -простые, доступные, глубокие... Не нужно искусственно услож­нять пьесу. Нельзя в два часа впихнуть все проблемы мира!

На Западе больше развит ре­жиссерский театр, что мне тоже не импонирует. Видел «Анну Ка­ренину», где герои катались на роликовых коньках. Через де­сять минут стало скучно... Я бы -тоже мог придумать оригинальный ход, чтобы, например, с потолка падали лягушки. В этом был бы определенный симво­лизм. Но со зрителями нужно говорить простым языком, без излишнего умничанья.

- Среди ростовских актеров у вас уже есть свои любим­чики?

- Ну, «любимчиками» их на­звать сложно... Конечно, есть те, с кем сотрудничаю уже не первый раз. Но все-таки не на­столько хорошо знаю труппу, чтобы делать спектакль под конкретного артиста. В Росто­ве великолепный состав, с ко­торым очень приятно работать!

- А кто-то просил взять к себе в постановку?

- Ну, это уже совсем лич­ный вопрос! Давайте обойдем­ся без имен. Но в театре бы­вает все. О чем бы вы ни спро­сили - все могло иметь место.

- В Болгарии считается пре­стижным работать в России?

- Все зависит от театра. Если говорить о ростовском, то, безусловно, престижно. Это повышает рейтинг режиссера...

Интервью вел С. ПРОСТАКОВ