Спасибо, вы подписаны на новости

Закрыть

ВЫБЕРИТЕ БИЛЕТНОГО ОПЕРАТОРА:


Купить билет
Театр
27 марта

Александр Пудин: Когда мы приступали к работе над спектаклем "Сталин", я понимал, в обществе есть потребность больше знать о личности генералиссимуса


Павел Давыдов: "Театр как средство взаимопонимания и укрепления мира между народами" – под таким девизом традиционно проходит Всемирный день театра, который отмечается сегодня по всей планете. 27 марта профессиональный праздник всех работников театра от актеров и режиссеров до билетеров и гардеробщиков.

В 1933 году Константин Станиславский в своем письме к цеху гардеробщиков отметил: "Спектакль отмечается с момента входа в здания театра. Вы первые встречаете приходящих зрителей". Эта цитата со временем превратилась в крылатую фразу "Театр начинается с вешалки", которая подразумевает следующее: в театральном цехе нет второстепенных ролей и профессий.

А с чего сегодня начинается региональный театр? Этот вопрос задам руководителю Ростовского академического театра драмы имени Максима Горького Александру Пудину. Александр Иванович, здравствуйте.

Александр Пудин: Здравствуйте, Павел.

Павел Давыдов: Позвольте поздравить вас с профессиональным праздником. Как отмечаете обычно такую дату?

Александр Пудин: Обычно отмечаем встречей с коллективом, с труппой, со всеми цехами.

Павел Давыдов: В этот день отменяются все спектакли?

Александр Пудин: Нет. У нас сегодня будет спектакль. Мы показываем "Влюбленный в театр пингвин".

Павел Давыдов: Символично.

Александр Пудин: Да. У нас было новогоднее шоу "Влюбленный пингвин", и мы сейчас чуть-чуть переформатировали, и сегодня своим зрителям, поклонникам дарим уже в таком театральном виде это шоу.

Павел Давыдов: Академический театр – это сегодня площадка для экспериментов, как считаете?

Ничего страшного нет, если в нашем огромном театре мы откроем одну-две-три форточки для того, чтобы проветрить ту атмосферу, которая создавалась академиками-классиками: Завадским, Мордвиновым, Пляттом, Марецкой

Александр Пудин: Я считаю, что площадка. У нас опыты были. Думаю, они еще будут. И я всегда своим артистам говорил, особенно старшему поколению, что ничего страшного нет, если в нашем огромном театре, в огромном здании мы откроем одну-две-три форточки для того, чтобы проветрить, улетучится или не улетучится атмосфера, которая создавалась академиками-классиками Завадским, Мордвиновым, Пляттом, Марецкой. А то, что что-то свежее еще влетит в эту форточку – это безусловно.

Павел Давыдов: То есть вас не пугает, что сегодня очень часто театр ругают за какие-то вольные интерпретации, более современные постановки классики и так далее?

Александр Пудин: Это меня волнует. Я считаю, что классика для меня – это святое. Самобытный, художнический взгляд и классическое произведение – это безусловные условия. Но все должно иметь границы, рамки меры и вкуса, и все не должно уходить в абсолютные противоположности. Условно говоря, если писатель Гоголь и Чехов в произведении зовет к одному, призывает к тому, чтобы человек возвысился, стал более благороден, более человеколюбив, а потом мы на сцене видим такое прочтение, что, наоборот, человек виден в каком-то ужасающем положении, и он более свиноподобный, нежели человекоподобный.

Павел Давыдов: Александр Иванович, в 2015 году вы представили масштабную постановку "Тихого Дона". По созданию спектакля, по крайней мере из открытых источников информации в интернете, я нашел следующее, что предшествовало много интриг. Вам, наверное, было непросто.

Вы скажите, пожалуйста, сегодня, спустя два года, как вы сами оцениваете проделанную работу с учетом мнения зрителей и мнения критиков?

Александр Пудин: Я считаю, что это очень удачная работа, удачная постановка. На днях мы отыграли 40-й раз, а сейчас уже 41-й, и посмотрело с учетом того, что была у нас вся донская, а фактически и мировая премьера, когда мы на улице еще вывешивали экраны, потом в сети интернет спектакль показывался, и более 3,5 млн. человек посмотрели "Тихий Дон". И мои администраторы боялись, что потом будет проблема, кому будем продавать, кому будем предлагать спектакль. Оказалось, что, нет, этой проблемы нет, и спектакль востребован. И, более того, что билетов фактически за месяц-полтора-два на "Тихий Дон" не бывает. Куда мы ни возили – а это и Москва, и Санкт-Петербург, и Ярославль, где мы были на фестивалях, – везде "Тихий Дон" воспринимается очень-очень хорошо.

Павел Давыдов: Совсем недавно у вас прошла другая громкая премьера – донская премьера. Вы поставили неоднозначный, но очень интересный спектакль об Иосифе Сталине.

Александр Иванович, громкая премьера – спектакль об Иосифе Сталине. Я так понимаю, что это очень сложная работа, и в первую очередь с политической точки зрения. Я прав?

Когда мы приступали к работе над "Сталиным", я понимал, что в обществе есть потребность больше знать о личности Иосифа Сталина. Тем более, что его имя связывалось с вопросами социальной справедливости

Александр Пудин: Когда меня спрашивают, я говорю, что это не политический театр, хотя многие критики, мои знакомые и друзья, авторитетные люди посмотрели и сказали, что это некое возобновление жанра политического театра. Когда мы приступали к этой постановке, то о политике не думали.

Что такое политика? Я считаю, что в гражданском обществе, когда есть разные группы и слои населения с разными интересами, то когда они начинают общаться между собой, то, наверное, это тоже можно рассматривать как некий элемент какой-то внутренней политики. И когда мы приступали к работе над "Сталиным", я тоже об этом думал, и понимал, что в обществе есть потребность к тому, чтобы больше знать о личности Иосифа Сталина. И тем более, что его имя связывалось с вопросами социальной справедливости, а сегодня я понимаю, что в обществе тоже есть некий запрос на социальную справедливость.

Павел Давыдов: Но театр должен быть разным, он должен предлагать.

Александр Пудин: Я считаю, что театр кроме того, чтобы быть классическим, традиционным, должен поднимать сегодняшние злободневные вопросы. И вопросы, которые задаются людьми, их тоже нужно слышать, каким-то образом пытаться на них отвечать.

Павел Давыдов: Премьера состоялась. Вы рассчитывали на такую реакцию общества, в том числе СМИ?

Александр Пудин: Я рассчитывал на худшее отношение, худшую реакцию, думал, что не понравится ни левым, ни правым, потому что одни увидят, что "Мы не увидели генералиссимуса, более жесткого, более яркого, пламенного, оголтелого", а другая часть зрителей и общества могли бы сказать, что "Да нет, какой-то он почти такой человечный. Тот человек, который отправлял наших предков в лагеря за колючую проволоку". Первые премьерные спектакли показали, что ничего подобного не произошло – и левые, и правые смотрят.

Павел Давыдов: Александр Иванович, совсем недавно вы стали членом Экспертного совета по вопросам театра при Министерстве культуры Российской Федерации. Скажите, пожалуйста, этот экспертный совет может влиять на театральную жизнь в большой стране?

Александр Пудин: Я считаю, что да.

Павел Давыдов: А какие вопросы театрального мира России сегодня беспокоят больше всего?

Александр Пудин: Я считаю, что театр развивается вполне гармонично для нынешнего времени. Сказать, что какой-то сильно большой перекос произошел, и что мы что-то упустили и потеряли – я считаю, что этого нет. Тем не менее, патриотическая, гражданская тема как-то уходила из театра, и на передний план очень старательно определенные театральные группы толкали театр авангард, концептуальный театр.

Павел Давыдов: Как вы относитесь к театру без сцены, к театру без акта (даже такое бывает)?

Александр Пудин: Конечно, без актера, без артиста представить театр невозможно. Я тот счастливый человек, который работает в традиционном театре, в репертуарном театре, в национальном театре. И то, что мы первые же спектакли с моим приходом, и до меня также, наверное, было больше, мы делали упор на донскую литературу, на "Тихий Дон" Шолохова, потом поставили "Цыгана" Анатолия Калинина, также 5 мая мы должны отыграть премьеру нашего донского писателя Виталия Закруткина, потом опять вернемся к Шолохову. Вообще-то у меня было большое желание, коль я приехал на Дон, чтобы наш театр больше был связан с историей, с донской литературой, и вообще с донскими корнями, с языком этого края. Если говорить об этих вещах, то как это можно представить без Шолохова, без Закруткина, Калинина? И далее по списку. Я считаю, что это как раз национальная литература, и наш театр можно считать национальным театром.

Павел Давыдов: Вы уже три года живете в Ростове-на-Дону. Скажите, пожалуйста, изменились ли ваши впечатления от города? Он вас принял? А то в одном из интервью вы рассказали, как шутили несколько лет назад ваши друзья. Они сказали: "С Дона выдачи нет".

Александр Пудин: Есть такая аксиома, что Дон – это тот край, который не выдает. И если человек приехал на Дон с хорошими побуждениями, мыслями, идеями, то Донской край, земля и дончане должны оценить, и, наверное, уже не отпускать его. Наверное, тоже присмотрелись, увидели. Был контракт на два года, теперь мне предложили продлить контракт еще на 5 лет. Наверное, это как раз такое объяснение.

Павел Давыдов: Поздравляю! В первую очередь поздравляю всех жителей Ростова-на-Дону с этим!

Александр Пудин: Спасибо.

Павел Давыдов: Спасибо вам большое за участие в нашей программе. Пожелаю вам новых ярких донских премьер, творческой свободы и преданных зрителей.

Александр Пудин: Спасибо.

Павел Давыдов: Будем рады видеть вас вновь.

В гостях у "Большой страны" был руководитель Ростовского академического театра драмы имени Максима Горького Александр Пудин.

Источник: ОТР